http://biosafety.ru/
Альянс СНГ  «За Биобезопасность»
English  Контакты
Новости
Общественный контроль
Альтернативы ГМО
События
Издания
Фотоальбом
Глоссарий
Архив
www.organicproduct.ru

Чьим интересам служит суд ВТО?

Статья исследователя-политолога Александры Ждановской о рисках, которые несет вступление в ВТО для России в вопросах принятия решений, связанных с экологической безопасностью, ГМО, социальной справедливостью

Суд ВТО

У Всемирной торговой организации (ВТО) есть свой Суд (Dispute Settlement Body). Независимость судей гарантируется всего лишь их собственными заявлениями о том, что нет факторов, дающих повод заявить об их заинтересованности. Однако такой подход на деле не гарантирует независимость судей и экспертов. Одним примером такой предвзятости может служить случай, когда председателем на суде был, несмотря на конфликт интересов, член правления «Nestle» Артур Дункель. Кроме этого, заседания Суда не публичны, вопросы по экологии и национальному законодательству решают «эксперты по торговле». К тому же, право ВТО – прецедентное право (судебные решения основываются на уже принятых решениях), т.е., к примеру, чем больше решений было вынесено без учета экологических соображений и безопасности питания, тем больше их будет вынесено впоследствии.

Посредством Суда ВТО может заставить национальные правительства отменить федеральные и региональные правила и законы, касающиеся, в частности, защиты окружающей среды и социальных стандартов, что уже происходит. Некоторые правительства и концерны целенаправленно используют угрозу подать на страну в Суд ВТО как оружие, чтобы блокировать регулирование в сфере охраны окружающей среды и здравоохранения .
Как отметил нобелевский лауреат по экономике Дж. Стиглиц, система урегулирования споров (Суд ВТО) и де-юре, и де-факто благоприятствует развитым странам: развивающаяся страна оказывается в невыгодном положении, требующем сложных и дорогостоящих юридических процедур. В период между 1995 и 2002 годами ЕС, Япония и США выступили жалобщиками почти в половине (143 из 205) тяжб перед Судом ВТО. А 49 наиболее бедных стран не выдвинули за это время ни одного иска.

При этом перед Судом ВТО не обвиняющий обязан доказывать вину обвиняемого, а обвиняемый — свою невиновность. Что имеется в виду? Например, ЕС запрещал одно время ввоз на свою территорию ГМО, после чего США (в интересах концернов США) подали на ЕС в

Суд ВТО. ЕС был обязан доказать, что ГМО вредны, а не США - что ГМО безвредны. Суд ВТО приговорил ЕС к крупным штрафам. Вскоре Евросоюз сдался, разрешив ввоз ГМО, но предписав их маркировку. Теперь США борются уже против отмены маркировки товаров, содержащих ГМО.

Кстати, ВТО не признает также международно признанное экологическое право превентивно запрещать что-то потенциально опасное (товар, вещество, продукт) – принцип принятия мер предосторожности: В 1989 году ЕС запретила обработку мяса гормонами роста и ввоз такого мяса на свою территорию, опасаясь за здоровье потребителей. В 1996 году США и Канада подали на ЕС в суд ВТО, аргументируя свой шаг тем, что вред гормонов еще не доказан. ВТО приговорила ЕС к уплате штрафа за все годы запрета: по 117 млн американских долларов в год Соединенным Штатам и по 11 млн канадских долларов Канаде.

Компания Gerber ввозила в Гватемалу детское питание, которое нужно было разводить водой. Однако из-за плохого качества воды, по данным ЮНИСЕФ, ежегодно умирает около 1,5 миллионов детей. Поэтому уже в 1981 году ВОЗ издала «Международный кодекс по продаже продуктов, заменяющих материнское молоко», который включал в себя запрет на идеализирование искусственного детского питания и предписывал наклеивать на детское питание этикетки о преимуществах материнского молока. В 1988 году в Гватемале был принят соответствующий закон, смертность младенцев значительно снизилась, ООН одобрила путь Гватемалы как образцовый. Однако Gerber оказала через США в ВТО давление на Гватемалу, после чего Верховный суд Гватемалы решил, что этот закон распространяется только на детское питание, произведенное в стране. А так как Gerber импортировала свои товары, продукцию этой фирмы закон не затронул.

Корпорации добиваются изменения законодательства ВТО, чтобы так же как в договоре NAFTA иметь право подавать в суд на страну напрямую, минуя государства. Рассмотрим несколько исков перед Судом Всемирного Банка и судом NAFTA :

  •  В Боливии после приватизации водоснабжения в департаменте Кочабамба концерном Bechtel цены взлетели настолько, что люди были вынуждены платить за воду около четверти своего дохода. Население взбунтовалось, и после полугодовой «войны за воду» прогнало концерн. После этого Суд Всемирного банка (International Center for the Settlement of investment disputes, ICSID) приговорил Боливию к выплате Bechtel 25 млн долларов, что в три раза больше инвестиций концерна.

  •  Суд NAFTA принял решение о том, что Мексика должна выплатить американскому концерну Metalclad 17 млн долларов компенсации за то, что тот хотел построить рядом с заповедником свалку ядовитого мусора, а Мексика это запретила.

  •  Концерн Ethyl обвинил Канаду перед судом NAFTA в том, что она запретила на своей территории ядовитую добавку в бензин ММТ. Канада испугалась штрафов и отозвала запрет.

  •  В 2001 году американская фирма экспресс-доставки «United Parcel Service» подала в суд NAFTA на «Почту Канады». Она обвинила ее в «нелояльной конкуренции» и потребовала 160 миллионов долларов компенсаций, поскольку «Почта Канады» получает субсидии от государства. Этот иск, правда, был отклонен, так как сама фирма UPS имела свои структуры в «Почте Канады», но этот случай характерен для того, чтобы проиллюстрировать, как в будущем может быть использовано законодательство ВТО о «равных правах» частных фирм и государства.

  • Канадская компания «Methanex» возбудила иск против США за принятие в Калифорнии экологических законов, запрещающих использование вредного для здоровья химиката, производимого компанией, и потребовала компенсации в размере 970 млн. долл.

  •  Американская компания «Crompton Corporation» пригрозила потребовать от США компенсаций в 100 млн долларов из-за запрета пестицида Линдейн, вызывающего рак груди и расстройства нервной системы.

Как мы видим, в почти всех этих случаях корпорации добивались своего - было сокращено регулирование и понижено законодательство в сферах экологии, здравоохранения, права на доступ к воде, т.е. были нарушены права людей на воду, здоровье, чистый воздух и т.д.
Пока иски перед Судом ВТО идут, в основном, по торговле товарами (соглашение ГАТС). Такие споры касаются не только компании, но и общество, потому что затрагивают вопросы охраны здоровья и безопасности питания населения и защиты природы.

Однако появляются и новые опасности – концерны хотят коммерциализации общественных благ (образование, здравоохранение, общественный транспорт, культуру ЖКХ). Это проталкивается соглашением ГАТС. Пока перед Судом ВТО было всего лишь несколько судебных процессов по услугам, но как только переговоры о «внутригосударственном регулировании» вступят в силу, начнутся иски перед Судом ВТО по секторам услуг с требованием отменить ограничение (или закрытие сектора), потому что это «более обременительно, чем необходимо». Статья VI.4 ГАТС прописывает, что регулирование должно быть «не более обременительным, чем необходимо». В настоящий момент идут переговоры по «внутригосударственному регулированию», где, скорее всего, будет принят целый ряд правил, обеспечивающих, чтобы государственное регулирование было «не более обременительным, чем необходимо». Это очень важный момент: Недостаточно будет того, что российский закон не дискриминирует иностранные компании! Мы знакомы с формулировкой «не более обременительные меры, чем необходимо» в связи с торговлей товарами, где она уже используется перед Судом ВТО. В сфере общественных благ с приходом частных клиник и школ эта норма - «не более обременительно, чем необходимо» - будет означать понижение стандартов и требований, которые выдвигает государство к таким важным областям как здравоохранение и образование. Более подробно с тем, как ВТО навязывает коммерциализацию общественных благ, можно познакомиться в моих статьях «Соглашение ГАТС – отказ от модели социального государства» и «Как ГАТС ВТО ведет к коммерциализации общественных благ. Анализ «Перечня специфических обязательств» России».

Как Суд ВТО способствует к понижению стандартов безопасности питания?

  •  По правилам ВТО законодательство стран-членов, а также их региональное законодательство, должно быть «гармонизировано» - приведено в соответствие с нормами ВТО. И хотя предполагается, что эти международные нормы будут служить основой для национальных законодательств, любые местные законы, идущие дальше этих международных норм, объявляются барьерами, несправедливо препятствующими торговле. Поскольку разработка новых международных норм внутри ВТО определяется частным бизнесом, возникает неизбежная «понижающая гармонизация».

Соглашением ВТО, продавливающим эту понижающую гармонизацию, является «Соглашение по применению санитарных и фитосанитарных норм» (SPS) — набор правил и обязательств для реализации международных процедур санитарно-гигиенического контроля импортируемой продукции. Уже сам факт включения инспектирования продовольственного импорта и мер по обеспечению безопасности ввозимых продовольственных продуктов в соглашения ВТО означает, что они рассматриваются как потенциальные барьеры для продвижения интересов агробизнеса. Министр сельского хозяйства США выбрала процедуры санитарно-гигиенической инспекции и проверки безопасности продовольственных продуктов в качестве мишени, рассматривая их как барьеры для торговли. Соглашение SPS является как раз инструментом для устранения этих «барьеров».

При этом, систематическая «понижающая гармонизация» национальных санитарно-гигиенических норм и мер обеспечения безопасности импортируемых продуктов питания по «Соглашению SPS» ВТО происходит сегодня - в такой период, когда кризисы безопасности продуктов питания становятся все более частым и масштабным явлением: Распространение коровьего губчатого энцефалита («коровье бешенство»), учащение случаев заражения продуктов питания сальмонеллой, кишечной палочкой и токсичными веществами — вот лишь несколько примеров серьезных угроз жизни и здоровью, с которыми столкнулись фермеры, работники сельского хозяйства и пищевой промышленности и потребители за последние годы. То что эти эпидемии произошли, говорит о том, что сегодня существует острая потребность как раз в более жестких и эффективных мерах санитарного контроля и обеспечения безопасности пищевой и сельскохозяйственной продукции – в противовес политике дерегулирования ВТО. ВТО же нас ведет в противоположном направлении, понижая нормы и объявляя жесткие санитарно-гигиенические меры незаконными. Корпорации во время произошедших эпидемий ставили прибыль выше общественного здоровья, поэтому в отсутствие государственного регулирования доверять им нельзя. С помощью ВТО они как раз и стремятся освободиться от государственного регулирования.

Пример снижения стандартов безопасности питания в ВТО

В октябре 1998 года ВТО вынесла решение в пользу США в споре с Японией по поводу действующих в Японии процедур санитарной инспекции и карантина для ввозимых в страну сельскохозяйственных продуктов, особенно фруктов. Было сделано заключение, что эти процедуры являлись нарушением «Соглашения по применению санитарных и фитосанитарных норм», несмотря на тот факт, что защита выращиваемых местными фермерами фруктовых культур от ввозимых извне болезней и вредных насекомых является важным вопросом, связанным с правами этих фермеров. Правительство США подало жалобу в ВТО и выиграло дело, действуя во имя интересов американского агробизнеса, стремящегося получить больший доступ на японский рынок. В результате в Японии были пересмотрены меры по проверке импортируемых продовольственных товаров в сторону понижения существовавших санитарно-гигиенических норм. Понижение было в рамках приведения их в соответствие с требованиями ВТО.

  •  ВТО не признает международно признанное право государств пользоваться принципом принятия мер предосторожности – запрещать что-то потенциально опасное. Принцип принятия мер предосторожности прописан в следующих соглашениях ООН: «Всемирная Хартия природы» ООН (1982 г.), «Декларация Рио» ООН, параграф 15 (1992 г.), «Протокол о биобезопасности» ООН (2000 г., признание права государств ограничить или запретить ввоз ГМО). Но проблема состоит в том, что у ООН, заявившей о праве государств применять меры предосторожности, нет Суда, и следовательно – нет рычагов давления для приведения в жизнь этого права. ВТО же, созданная в 1995 году под давлением корпораций, присвоила себе право судить другие страны и наказывать их штрафами, превратившись в инструмент шантажа – часто одной угрозы иска в Суд ВТО бывает достаточно, чтобы заставить страну понизить стандарты безопасности питания! Для ВТО «право принятия мер предосторожности» ООН – бельмо в глазу, так как стоит на пути получения максимальной прибыли. И поэтому логично, что ВТО с этим принципом просто не считается:


Пример:  гормоны в мясе:  США против ЕС

Американские агрокорпорации используют гормоны роста для того, чтобы животные быстрее росли. С 1996 года в ЕС существовал мораторий на импорт такого мяса из соображений безопасности питания. США подали иск на ЕС и выиграли жалобу. США пригрозили санкциями в 117 млн долларов и ЕС снял свой мораторий.

Когда США подали в Суде ВТО иск против ЕС с целью отменить в ЕС запрет на импорт мяса с гормонами роста, Суд ВТО заявил, что, несмотря на то что принцип предосторожности прописан в Соглашении SPS, он не выше специальных обязательств стран по этому соглашению! Суд ВТО заявил, что запрет на ввоз мяса с гормонами роста незаконен и пригрозил ЕС штрафами, после чего ЕС снял запрет на его импорт. А в 2002 году ЕС опубликовал результаты исследований, что употребление в пищу мяса с гормонами роста приводит к раку: То есть прав был не Суд ВТО, а принцип предосторожности ООН, а за эти годы населению ЕС скармливали вредный продукт, и все ради прибыли.

Кроме этого, так как право ВТО – прецедентное право, решение Суда ВТО, заявившее о том, что обязательства стран по SPS стоят выше «принципа мер предосторжности» означает, что и в будущем Суд ВТО будет занимать такую позицию!

Пример: импорт ГМО: США против ЕС

Примером этому может служить иск по допуску ГМО в ЕС перед Судом ВТО (США против ЕС/ the EU- Biotech case), судебный процесс шел 3 года – с 2003 по 2006. Обвинителями выступили США, а также Канада и Аргентина, где тоже было навязано выращивание ГМО-растений. Они обвинили ЕС в том, что он незаконно задерживает импорт новых ГМО-линий, вводя мораторий. Население ЕС настроено против ГМО и ЕС проводил в это время самостоятельные исследования влияния ГМО на человека.

Перед Судом ВТО ЕС озвучил следующую позицию:
1) ГМО-продукты не эквивалентны обычным продуктам и до конца не изучены, следовательно, необходимо использование международно признанного принципа предосторожности, прописанного в «Конвенции о биологическом разнообразии» «Картахенского протокола о биобезопасности» ООН.
2) Необходимы качественные и долгосрочные исследования и оценка рисков ГМО.
3) Существует опасность необратимых процессов из-за применения ГМО .
Суд ВТО признал ограничение импорта и задержку импорта новых ГМ-линий в ЕС незаконными и обосновал свое решение следующим образом:
1) Ограничения ввоза ГМО нарушили ст.8 SPS и Прилож.С1(а) к SPS: «санитарные процедуры должны проводиться без необоснованной задержки».
2) Нарушив Соглашение SPS, «ЕС заставил обвиняющие стороны (США, Канаду, Аргентину) понести потери». (в соответствии с Уставом о Суде ВТО - DSU, ст.3.8).
3) При этом, Суд ВТО не рассматривал вопрос, вредны ли ГМО или нет. Суд ВТО заявил о том, что научные исследования стран-членов ЕС «не соответствуют требованиям SPS».
4) Суд ВТО не рассматривал результаты исследований научных комитетов ЕС, касающихся оценки безопасности конкретных ГМО-продуктов, вместо этого Суд ВТО прибег к консультациям своих экспертов.

  • Международные нормы, лежащие в основе «Соглашения по применению санитарных и фитосанитарных норм», за соблюдением которого так рьяно следит ВТО, опираются на стандарты, разработанные Комиссией Codex Alimentarius, дочерней организацией FAO и Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по разработке международных продовольственных стандартов, состоящей из представителей правительств и официальных советников из частного бизнеса. Комиссия «Codex Alimentarius» находится под сильным влиянием крупных продовольственных и агрохимических корпораций. Американские агропищевые корпорации принимают участие в заседаниях этой Комиссии и определяют позицию, которую занимают представители правительств. Транснациональная компания «Monsanto», например, имеет в «Codex Alimentarius» огромное влияние.

____________________________________________________________________________
В результате прямого влияния концернов на работу Комиссии «Codex Alimentarius» разрабатываемые стандарты весьма слабы и допускают использование вредных химикатов, запрещенных во многих странах. Например, «Codex Alimentarius» допускает остаточное содержание ДДТ в молоке, мясе и зерновых и разрешает использование ряда вредных для здоровья пестицидов, которые запрещены многими правительствами и классифицируются ВОЗ как крайне опасные.
____________________________________________________________________________

Новые международные стандарты ВТО по агрохимикатам — их планка ниже существующих стандартов многих стран — также основаны на стандартах «Codex Alimentarius».
____________________________________________________________________________
К примеру, США выиграли в ВТО дело против запрета, введенного ЕС на импорт говядины, в производстве которой использовались гормоны, несмотря на обширную научную информацию, свидетельствующую о потенциально вредном воздействии на здоровье человека остаточных гормонов роста в говядине. Причиной такого решения Суда ВТО является то, что решение ВТО опирается на стандарты «Codex Alimentarius», а фигурирующие в деле гормоны роста производятся компанией «Monsanto».
_____________________________________________________________________________

  • Эта проблема не ограничивается только безопасностью пищевых продуктов, она также касается и гигиены и безопасности труда рабочих, производящих эти продукты. Стандарты «Codex Alimentarius» в отношении безопасности продуктов питания снижают национальные стандарты, ограничивающие или запрещающие использование вредных химикатов.


В качестве условия вступления в ВТО на Россию было оказано давление, чтобы отказаться от ключевых элементов системы контроля качества и безопасности ввозимого продовольственного сырья и продуктов питания. И стандарты безопасности питания были понижены: теперь импортер, который ввез некачественную и опасную для здоровья продукцию, не будет сразу лишаться разрешения на импорт – для этого теперь нужны многократные нарушения в области ветеринарии. Переговорщики ВТО пытались также подорвать в России систему ветеринарных сертификатов. Система ветеринарных сертификатов более надежная, так как выдается на каждую партию товара. Вместо этого ВТО и импортеры хотят заменить ветеринарные сертификаты на импортное разрешение, которое разрешает импортеру в течение года бесконтрольно ввозить продукты. ВТО заявило, что Россия не имеет право устанавливать собственные требования к качеству и безопасности продукции и что российские сертификаты – это дискриминация иностранных импортеров. ВТО поставило под сомнение установленный в России порядок проведения лабораторных проверок во время ветеринарного контроля. Летом 2012 Россия вступила в ВТО, и можно ожидать, что ВТО будет и дальше оказывать давление на Россию с целью понижения стандартов безопасности питания.

Выводы

Суд ВТО – это механизм слома национального законодательства, защищающего безопасность питания. И, вступив в ВТО, мы не сможем как суверенное государство заявить «Здоровье нашего населения для нас главнее!» - импортеры через свои страны и Суд ВТО «убедят» нас миллионными штрафами, что им важнее прибыль. ВТО не разрешает ограничение импорта и запрет ГМО, не разрешает запрет импорта мяса с гормонами роста и навязывает антибиотики в мясе. ВТО навязывает отказ от маркировки ГМО.

____________________________________________________________________________
ВТО заставит Россию допустить антибиотики в мясе и хлорирование мяса птицы
Ультра-консервативный американский «исследовательский центр» «CATO Institute» в своей статье «Торгуя с медведем: Почему вступление России в ВТО в интересах США» пишет, что основной победой для агро-экспортеров (США) будет принятие Россией в рамках ВТО «Соглашения о санитарных и фитосанитарных мерах», которое касается применения регулирования безопасности питания. Среди основных вопросов здесь – вопрос «эквивалентности»: Это соглашение ВТО требует признать (американский) экспорт эквивалентным и допустить его на рынок России. С санитарными нормами страны по ВТО нужно считаться до тех пор, пока они «объективно необходимы».

«CATO Institute» заявляет: «Россия почти никогда не объясняет свои фитосанитарные меры и не проводит научно удовлетворительных процедур, которые их доказывают. Примерами несовместимыми с правилами ВТО законами России в этой области являются устаревшие правила по гигиене мест убоя скота, Россия совсем не признает антибиотики в мясе и выступает против хлорирования мяса птицы и в России ненаучные стандарты контроля кормов».

Итак, в Суде ВТО могут быть обжалованы отказ России от использования гормонов и хлорирования. Как и в случае с ГМО и пестицидами, также и в этом случае ВТО заставляет понижать национальное регулирование безопасности питания, которое выше норм ВТО. Россию заставят поставить прибыли американских агрокорпораций выше здоровья своего населения. И прямым текстом тут же: «С вступлением России в ВТО США будут иметь большие возможности повлиять на Россию, используя или же просто пригрозив использовать Суд ВТО».

Скорее всего, иски к России после вступления в ВТО будут через «Соглашение по санитарным и фитосанитарным мерам». Пункт 2 этого соглашения звучит так: «Члены ВТО должны обеспечить, чтобы все санитарные и фитосантиарные меры применялись только в той степени, которая необходима, чтобы защитить жизнь или здоровье людей, животных и растений, которая основана на научных принципах и на достаточных научных доказательств».
К сожалению, там где диктуют интересы прибыли, будут поддерживаться и озвучиваться тольке те «теории» и «научные исследования», которые не идут в разрез с интересами корпораций. ВТО не входит в ООН (соответственно, нормы ООН не обязательны к выполнению в ВТО), корпорации успешно лоббируют в ВТО именно свои варианты регулирования, поэтому ВТО – не легитимная организация для того, чтобы предписывать стандарты безопасности питания, да еще и в мировом масштабе! «Того, кто заинтересован съесть капусту, нельзя ставить ее охранять!»

С помощью ВТО США смогут и будут оспаривать стандарты России по антибиотикам в Суде ВТО. В Суде ВТО Россия (обвиняемая сторона) должна будет доказать, что полный отказ от антибиотиков в мясе научно обоснован. При этом Суд ВТО будет иметь право принять решение, «достаточно ли научно обоснована» позиция России. Заметим – что при этом Суд ВТО привлечет тех людей, которых он посчитает за экспертов – российских ученых спрашивать НЕ будут. Для судей ВТО не будет играть никакой роли, что россияне не хотят антибиотиков в мясе.

Формулировка «только в той степени, которая необходима» означает, что Россия лишается права быть осторожной и защитить российских потребителей мяса в случае, если антибиотики окажутся вредными. Точно такая же ситуация с ГМО: США подали в Суд ВТО на ЕС из-за того, что в ЕС был мораторий на ГМО (the EU- Biotech case). Суд ВТО отверг международно признанное право запрещать потенциально опасные вещества и продукты («precautionary principle») и вынес приговор против ЕС. Точно так же ВТО навязала ЕС гормоны в мясе, а потом были опубликованы исследования, что потребление мяса с гормонами роста приводит к раку у человека. Россия, ты хочешь повторить судьбу ЕС и получить антибиотики в мясе и ГМО?

Авторы: Ellen Gould (эксперт, Канада) / Александра Ждановская (ВТО-Информ/ИГСО)
____________________________________________________________________________

А. Ждановская, политолог

ЛИТЕРАТУРА

EC - approval and marketing of biotech products, in: WTO Dispute Settlement: One page case summaries, p. 118. http://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds291_e.htm.

Horn and Mavroidis (2003): Which WTO provisions are invoked by and against develping countries. London

IUF (2003): ВТО и мировая продовольственная система. М. http://iuf.ru/pic/ready_wto.pdf

Knirsch, Jurgen: Streitbeilegung in der WTO. Unter Anklage: Umweltschutz, Gesundheitsvorgorge, Verbraucherschutz; IUF (2003) ВТО и мировая продовольственная система. Москва. http://iuf.ru/pic/ready_wto.pdf

Lori Wallach; Michelle Sforza (1999): Whose Trade Organization? Corporate Globalization and the Erosion of Democracy. Washington, DC: Public Citizen,

SPS Agreement training module, 8.2. “the precautionary principle” http://www.wto.org/english/tratop_e/sps_e/sps_agreement_cbt_e/c8s2p1_e.htm

Stumberg, Robert (2010): GATS negotiations on domestic regulation. Harrison Institute for public law. Georgetown Law.; Gould, Ellen (2008): There they go again. GATS negotiators work to limit domestic regulation.

Wandel, Alexandra; Mittler, Daniel: die WTO im Dienste der Konzerne - Beispiele und Alternativen, в: Bello, Walden; Shiva, Vandana (2003): Die Umwelt in der Globalisierungsfalle. Hamburg, стр. 141

GATS mit Biss: Das Streitschlichtungsverfahren, в: WEED (2003): Die letzte Grenze. GATS: Die Dienstleistungsverhandlungen in der WTO. Sachstand, Probleme, Alternativen. Berlin, www.weed-online.org, стр. 29-30.

WTO (2006): European communities- measures affecting the approval and marketing of biotech products. Report of the Panel. (First oral statement of the European Communities) http://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds291_e.htm

WTO (2006): European communities- measures affecting the approval and marketing of biotech products. Report of the Panel. (Conclusions and recommendations) http://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds291_e.htm

«ВТО и российская система санитарно-ветеринарного контроля качества рыбопродукции», в: Подкомиссия по рыбному хозяйству и аквакультуре Комиссии РСПП по агропромышленному комплексу (2012): «Доклад о санитарно-ветеринарной защите России после вступления в ВТО». Москва.

Стиглиц, Дж. (2007): Справедливая торговля для всех. Москва, стр.81.

http://www.cato.org/publications/free-trade-bulletin/trading-bear-why-russias-entry-wto-is-americas-interest




При использовании информации ссылка на biosafety.ru обязательна
Вернуться К началу страницы


Пресс-конференция проекта «Фактор ГМО»
Переиздание исследования Сералини: наука говорит за себя
Правительство отложит введение в России сертификации ГМО-семян
Минсельхоз России решил проверять семена, используемые в РФ, на наличие ГМО
ГМО, не прошедшие экспертизу в России, могут быть запрещены к ввозу
Архив
Сайт поддерживается Кампанией МСоЭС "За биобезопасность"
и Экологическим клубом "Эремурус", © 2004-2007
Разработка сайта: Андрей Копейкин