http://biosafety.ru/
Альянс СНГ  «За Биобезопасность»
English  Контакты
Новости
Общественный контроль
Альтернативы ГМО
События
Издания
Фотоальбом
Глоссарий
Архив
www.organicproduct.ru

25.10.05

ГМО в России - особенности национальной политики

Всемирная экспансия ГМО стала одним из важнейших вопросов, ставящихся на международном уровне, как экологами, так и защитниками прав потребителя. В Евросоюзе с 1996 года на эту тему не утихают споры, правительства разрабатывают законы, супермаркеты сокращают продажи ГМО, а коммерческие фирмы не спешат делать ставку на ГМ-культуры. В России этот вопрос также широко обсуждается в СМИ, идут общественные кампании, развернулись научные споры. Казалось бы, наконец, и у нас в стране должным образом начали реагировать на риски, которые несет ГМО. Однако если проанализировать международную ситуацию, становится понятно, что и здесь Россия тоже идет особым путем. Только вот хотелось бы знать: каким?

В январе 2000 года в Канаде был принят Картахенский протокол по биобезопасности. Это - единственный международный документ, регулирующий обращение с ГМО. В протоколе четко прописан принцип предосторожности - страна имеет право отказаться от импорта ГМО, опасаясь вредных последствий для окружающей среды и здоровья людей; при принятии решений об импорте ГМО страны должны принимать во внимание не только научные, но и социально-экономические аспекты проблемы; протокол по своему статусу не ниже других международных соглашений, в частности, не ниже, чем соглашения Всемирной торговой организации.

11 сентября 2003 года протокол вступил в силу, его активно поддержали даже беднейшие африканские страны. Россия же пока даже не намерена присоединяться к этому документу. Никто не спорит, что принятие международных документов обязывает - нужно гармонизировать национальное законодательство, разрабатывать механизмы. Но разве Россия не способна на это?

В мае 2003 года в Киеве проходила очередная встреча министров окружающей среды в рамках процесса «Окружающая среда для Европы». На ней обсуждался очень важный документ - стратегия стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии (ВЕКЦА). В нем был очень сильный пункт по ГМО, предусматривающий возможность введения временного моратория на выращивание ГМО. Россия заблокировала принятие этого документа.

Наши чиновники очень любят говорить на международных встречах, что Россия имеет сходную с США позицию в этом вопросе. Последний раз такое мнение было публично высказано представителем делегации России от Министерства природных ресурсов как раз на встрече в Киеве. Но где, когда и как была сформирована эта позиция? Почему нет ни одного официально опубликованного документа, подтверждающего этот факт?

У России до сих пор отсутствует четкая и понятная государственная политика в области биобезопасности. Пользуясь этим, коррумпированные чиновники и ученые-лоббисты от гигантов "либерально-демократического" транснационального бизнеса стремятся продать национальные интересы за обеспеченную старость. Наше столь почитаемое сегодня «гражданское общество» не имеет представления о "гражданской" позиции Президента, депутатов, Правительства...

Об этом нам остается только лишь догадываться. И как выясняется, позиция президента Путина по этому вопросу несколько отличается от декларируемой представителями России на международном уровне. В своем выступлении в прямом эфире 18 декабря 2003 года Президент России дал всему миру ясно понять, что Россия будет выстраивать собственную сельскохозяйственную политику, основанную на опыте российских селекционеров.

На вопрос сотрудника Института генетики и селекции плодовых растений из Мичуринска о судьбе российских экологически безопасных технологий выращивания сельхозпродукции было сказано следующее: «Я не сомневаюсь, во-первых, в том, что можно гордиться яблоками и другими продуктами сельского хозяйства, которые у нас производятся. И не сомневаюсь я в этом со знанием дела, потому что я знаю, что технологии у нас, может быть, не всегда такие эффективные, как на Западе, но они гораздо более щадящие в отношении здоровья потребителя, чем западные технологии. Мы практически не пользуемся генной инженерией. И вот сейчас мы знаем, сколько проблем с этим. У нас этих проблем, слава богу, пока нет».

Пока нет... Времени у нас уже не остается, ведь именно сейчас позиция России может иметь очень большое значение. От нее во многом зависит, куда качнутся весы на мировом рынке продовольствия, которые до сего момента уравновешивались еще одной большой силой - Евросоюзом, не привечающим ГМО. Так что же все-таки думает Россия о ГМО?

Пока мы размышляем, Европа уже успела защитить своих потребителей, поля и рынки. За время существования моратория на одобрение новых сортов ГМО она так укрепила свою законодательную базу, что снятие моратория летом 2003 года абсолютно не ослабило ее позиции. В 2004 году ЕС ужесточил требования к маркировке ГМ-содержащих пищевых продуктов, теперь необходимо помечать все товары, содержащие более 0,9% ГМО (В России в 2005 году вообще отменили процентный барьер, приняв соответствующие поправки к Закону «О правах потребителей», правда, не имея пока возможности выполнить это жесткое и очень прогрессивное требование). С 2003 года в Европе маркируют все пищевые ингредиенты, произведенные из ГМ-культур, даже те, которые фактически не содержат ДНК: крахмал, растительные масла, подсластители и так далее. Большинство торговых сетей, среди которых, например, такая известная в Европе сеть как TESCO, отказались от продажи ГМО на своих прилавках. Невыгодно стало и выращивать ГМО. Это наглядно иллюстрирует недавний отказ европейской фирмы Байер от выращивания ГМ-кукурузы в ЕС, так как теперь это требует слишком многих согласований и больших финансовых затрат. В январе 2005 года в Европейской Комиссии даже начата дискуссия о разработке общего регламента по образованию локальных зон, свободных от ГМО (GMO-free zones).

Однако у всего остального мира, и не в последнюю очередь у России, после снятия моратория в Европе могут возникнуть большие проблемы. Ведь теперь производители ГМО заявляют, что даже Европа - самый непримиримый враг ГМО - сдалась на милость «прогрессу».

Компаниям-производителям ГМО как воздух нужны новые территории, которые можно было бы засеять ГМ-культурами, ведь несмотря на активную пропаганду, за десять лет все те же 4 страны (США, Канада и Аргентина) по-прежнему остаются производителями 99% ГМ-культур в мире. Как только Россия вступит в ВТО, ГМ-концерны направят сюда огромный поток своих «дешевых» (дотируемых из бюджета США) продуктов и семян, с которыми наш отечественный производитель вряд ли сможет тягаться.

Что способна противопоставить этому Россия? Похоже, ничего, если только мы не продолжим развивать экологически чистое (в перспективе органическое) земледелие и традиционное сельское хозяйство, базирующееся на уникальном опыте отечественных селекционеров, продукция которого может быть очень востребована на мировых рынках. Но для этого Россия должна, наконец, определиться, каким путем она идет. Ясно, что для США мы никогда не будем являться «ГМ-партнерами», они заинтересованы лишь в заполонении наших рынков дешевыми и далекими от экологического и прочего совершенства ГМ-продуктами и семенами. Если это произойдет, мы окончательно закрепим за собой звание «международной помойки», в которую остальной «цивилизованный» мир сваливает все: от ядерных отходов до низкокачественных куриных окорочков. А может это и есть особенность нашей национальной политики?

Копейкина В.Б.
Экологический клуб «Эремурус», Кампания «За биобезопасность» МСоЭС

Бюллетень Центра экологической политики России "На пути к устойчивому развитию России", №28, 2004

При использовании информации ссылка на biosafety.ru обязательна
Вернуться К началу страницы


Пресс-конференция проекта «Фактор ГМО»
Переиздание исследования Сералини: наука говорит за себя
Правительство отложит введение в России сертификации ГМО-семян
Минсельхоз России решил проверять семена, используемые в РФ, на наличие ГМО
ГМО, не прошедшие экспертизу в России, могут быть запрещены к ввозу
Архив
Сайт поддерживается Кампанией МСоЭС "За биобезопасность"
и Экологическим клубом "Эремурус", © 2004-2007
Разработка сайта: Андрей Копейкин