|

Обзор Snell

Целью обзора Snell и соавторов (2011) являлось рассмотрение данных о воздействии ГМ пищевых продуктов на здоровье животных, полученных в ходе долгосрочных и мультигенерационных экспериментов. Учёные пришли к заключению о безопасности рассмотренных ГМО. Однако такой вывод не может быть подкреплён сведениями, представленными в обзоре.

Некоторые из работ, рассмотренных Snell и коллегами, даже не являются токсикологическими исследованиями, изучающими воздействие на здоровье. Вместо этого они представляют собой так называемые животноводческие исследования, которые нацелены на изучение критериев, представляющих интерес для пищевой промышленности, таких как кормоотдача (количество набираемого животным веса по отношению к количеству съедаемого им корма) или удойность у коров.

Некоторые из представленных в обзоре исследований не являются долгосрочными в том смысле, что срок, в течение которого проводились наблюдения за животными, ни в коей мере не равнялся их естественной продолжительности жизни. Так, например, Snell и соавторы сочли долгосрочным эксперимент Steinke и коллег с молочными коровами, которых кормили ГМ Bt-кукурузой на протяжении 25 месяцев. Но хотя большинство коров отправляют на бойню в возрасте 4–5 лет, поскольку по достижении этого возраста их продуктивность и коммерческая ценность начинают сокращаться, естественная продолжительность жизни коровы составляет 17–20 лет. 25 месяцев исследования на коровах сопоставимы с примерно 8 годами жизни человека. Следовательно, в токсикологическом отношении эксперимент Steinke не является долгосрочным и в лучшем случае мог бы быть описан как среднесрочное (субхроническое) исследование.

Подобным же образом Snell и коллеги сочли долгосрочным семимесячный эксперимент с лососем10. Но искусственно выращенная рыба до того, как её выловят и съедят, живет от полутора до трёх лет, а дикий лосось может прожить семь-восемь лет. Также Snell и соавторы отнесли к долгосрочным исследованиям несколько экспериментов на курах, длившихся 35 и 42 дня, хотя естественная продолжительность жизни этих птиц в зависимости от породы и прочих условий равна 7–20 годам. Опять-таки эти эксперименты нельзя назвать долгосрочными.

Более того, во время эксперимента Steinke 9 коров из экспериментальной группы и 9 из контрольной (половина из исследуемых 18 животных в каждой группе) заболели или оказались бесплодными, причины чего не исследовались и объяснения не получили. Учёные приняли неоправданное с точки зрения науки решение и просто исключили этих животных из эксперимента, заменив их другими особями. Никакого анализа, определяющего, есть ли связь между проблемами со здоровьем у коров и каким-либо из двух тестированных рационов, представлено не было.

Замена животных в эксперименте по изучению воздействия компонентов рациона на здоровье не допускается ни при каких обстоятельствах. Именно поэтому вышеупомянутое исследование9 не годится для оценки воздействия ГМ кормов на здоровье животных, и Snell с коллегами не следовало включать его в свой обзор.
Многие из рассмотренных в обзоре исследований проводились на животных, пищеварительные системы и процессы метаболизма которых существенно отличаются от человеческих, и подобные эксперименты — с курами-бройлерами, коровами, овцами и рыбой — непригодны для того, чтобы оценить эффекты для здоровья человека.
В действительности некоторые из представленных исследований выявили токсические эффекты у животных, получавших в пищу ГМ корм, но Snell и коллеги их проигнорировали.

Например, данные о повреждениях печени и почек и изменениях биохимического состава крови у крыс, на протяжении жизни трёх поколений употреблявших ГМ Bt-кукурузу, не учтены, также как и результаты, полученные коллективом Manuela Malatesta, свидетельствующие о повреждениях в клетках печени, поджелудочной железы и яичках мышей, которых кормили ГМ соей. В обоих случаях пренебрежение объясняется тем, что авторы этих исследований в качестве не-ГМ аналога для сравнения использовали неизогенную разновидность сои. Однако это было неизбежно, поскольку компании, производящие ГМ семена, отказывались передавать свой патентованный продукт в распоряжение независимых исследователей.

Объективная оценка результатов исследования Malatesta привела бы к следующему выводу: в то время как полученные данные не указывают на то, что ГМ соя оказалась более токсичной, чем не-ГМ изогенная разновидность (так как изогенная разновидность не использовалась), они действительно демонстрируют, что устойчивая к гербицидам ГМ соя была токсичнее протестированных диких видов соевых бобов. Это могло быть вызвано как использованным гербицидом, так и генетической трансформацией, разными условиями окружающей среды, при которых были выращены эти два вида сои, или сочетанием двух или более вышеперечисленных факторов.

Snell и коллеги поступили весьма необычно, предложив в качестве основного противовеса результатам эксперимента Malatesta стендовый доклад, который не содержал никаких новых или уже известных данных и каких-либо библиографических ссылок. Доклад был представлен на конференции Токсикологического общества двумя сотрудниками фирмы Exponent, оказывающей консультационные услуги в сфере химической промышленности. И хотя на первый взгляд кажется, что Snell и соавторы ссылаются на рецензированное исследование, этот доклад таковым не является. Токсикологическое общество также опубликовало тезисы доклада в своём сборнике материалов конференции.

Доклады, представляемые на конференциях, обычно не проходят такую тщательную проверку, какой подвергаются рецензируемые публикации. Они, несомненно, не имеют достаточного веса, чтобы их можно было противопоставить результатам оригинальных исследований, полученных во время лабораторных экспериментов по изучению воздействия входящих в рацион ГМ пищевых продуктов, таких как результаты исследования Malatesta. Это особенно справедливо, когда выводы таких презентаций не опираются на надёжные данные, как в случае этого индивидуального мнения.

Двойные стандарты Snell и соавторов

Snell и коллеги игнорируют результаты исследования, свидетельствующего о риске, на том основании, что проводившие его учёные не использовали не-ГМ изогенный аналог, учитывая данные, говорящие о безопасности ГМО, полученные в ходе исследований, обладающих такими же методологическими недостатками.

Они также принимают как подтверждение безопасности ГМО результаты некоторых исследований, в которых не указано число подопытных животных. Как следствие, представляется невозможным проанализировать их статистические показатели, чтобы определить, являются ли результаты этих исследований статистически достоверными (и, соответственно, значимыми).

Другие исследования, результаты которых Snell и коллеги приняли в качестве подтверждения безопасности ГМО, включали настолько малое число особей в группах (например, шесть животных), что на основании полученной информации нельзя сделать никаких выводов.

Здесь уместно вспомнить: критики исследования Séralini (2012) утверждали, что его экспериментальные группы из 10 особей каждого пола были слишком малы, чтобы делать какие-либо выводы. Между тем согласно требованиям Организации экономического сотрудничества и развития во время исследований хронической токсичности материал для анализа химического состава крови и мочи берётся только у 10 животных каждого пола в каждой группе. И хотя вышеупомянутое голословное утверждение не согласуется с этими стандартами, совершенно очевидно, что тот, кто заявляет о безопасности ГМ пищевых продуктов, не может ссылаться на исследования, в экспериментальных группах которых насчитывается только шесть животных.

Вследствие этих двойных стандартов обзор Snell и соавторов неизбежно представляет собой предвзятый документ, опираясь на который невозможно делать какие-либо выводы.

 

Материалы взяты из книги "Энциклопедия ГМО: мифы и правда"

В Латвии обнаружен ГМ-рапс, о котором никто не знал

В ходе тестирования посевного материала рапса в одной из партий были обнаружены примеси генетически модифицированных организмов (ГМО), сообщает la.lv.

(далее…)

Россельхознадзор с 17 июня приостановил поставки кормов из Канады

Россельхознадзор официальным письмом попросил Канаду приостановить экспорт кормов и кормовых добавок в Россию. Причина такого обращения — в поставляемых продуктах уже несколько раз выявляли незарегистрированные ГМО-компоненты. (далее…)

Более трети россиян опасаются наличия ГМО в продуктах питания

Безопасность продуктов 98% считают важным фактором при покупке. 68% не готовы экономить на продуктах питания, жертвуя их безопасностью. 36% россиян обеспокоены содежанием ГМО в составе продуктов питания.

(далее…)