|

Почему процесс оценки аллергенности неэффективен?

Вряд ли европейский подход к оценке аллергенности способен достоверно предугадать, спровоцирует ли тот или иной ГМ пищевой продукт аллергическую реакцию.

Наиболее важная причина этого заключается в том, что обычно новый белок, оцениваемый в процессе проверки, это не тот белок, который экспрессируется полноценным ГМ растением. Вместо него тестируется так называемый суррогатный белок. Он изолируется из таких источников, как ГМ бактерия E. coli, или иногда из растений другого вида. Научного оправдания этой практике нет, поскольку подобный белок может меняться как в результате процесса генетической трансформации, так и сообразно организму, внутри которого он экспрессируется, что и произошло в случае с кукурузой StarLink (см. Миф 3.7).

Другими словами, один и тот же ГМ ген, встроенный в ГМ растение и бактерию E. coli, будет синтезировать белки, которые могут совершенно по-разному воздействовать на употребляющих их в пищу людей и животных. Растения и бактерии применяют новые синтезированные белки разными способами. В частности, белок ГМ растения будет подвергнут процессу, известному как «посттрансляционная модификация», благодаря которому к дан- ному белку будут присоединены дополнительные молекулы сахара (гликозилирование). Таким образом, даже если последовательности аминокислот в белках ГМ растения и ГМ E. coli могут быть идентичными, функциональные и аллергенные потенциалы самих белков могут оказаться достаточно различными.

Другими причинами, почему дерево принятия решения об аллергенности неэффективно, являются следующие.

  • Новые аллергены невозможно обнаружить при сопоставлении свойств нового белка ГМ пищевого продукта со сведениями из базы данных об известных аллергенах.
  • Анализ сыворотки крови малоэффективен, поскольку аллергическая сенсибилизация специфична к определённому аллергену. Следовательно, если экспрессируемый ГМ пищевым продуктом трансгенный белок заведомо не является обычным аллергеном, маловероятно, что в мире найдётся хоть один человек с повышенной чувствительностью, чья сыворотка крови вступила бы в реакцию с этим белком.
  • Анализ сыворотки крови бесполезен при определении необычных аллергенов — веществ, вызывающих аллергию у малого числа людей, так как маловероятно, что образцы сыворотки будут взяты у этого небольшого числа пациентов.
  • Феномен, известный как перекрёстная реактивность, при анализе сыворотки крови может затруднить идентификацию конкретного аллергена среди нескольких белков.
  • Тесты с искусственным желудком, необходимые для получения одобрения регулирующих органов, проводятся при далёких от действительности условиях. Уровни кислотности и пищеварительных ферментов гораздо выше тех, которые могли бы создаваться в пищеварительной системе индивидуумов, употребивших ГМ пищевой продукт. По этой причине новый ГМ белок может быть расщеплён на фрагменты, которые слишком малы, чтобы быть потенциальными аллергенами. Однако в реальной жизни уровни кислотности и пищеварительных ферментов в желудке человека меняются в зависимости от возраста, состояния здоровья, времени, прошедшего с момента последнего приёма пищи, и прочих факторов. В одном исследовании было установлено, что в стандартных условиях тестов с искусственным желудком один из инсектицидных белков, обычно присутствующих в ГМ Bt-культурах, был расщеплён. Но когда учёные отрегулировали кислотность и концентрацию пищеварительных ферментов до более правдоподобных значений, белок оказался крайне устойчивым к расщеплению. Авторы порекомендовали проводить оценку аллергенности в «физиологически более адекватных» условиях пониженных кислотности и концентрации пищевых ферментов.

 


«Между ГМ пищевыми продуктами и пагубным воздействием на здоровье существует нечто большее, чем некая случайная связь. Имеется причинно-следственная связь, определяемая критериями Хилла в отношении силы ассоциации, согласованности, специфичности, биологического градиента и биологического правдоподобия. Сила ассоциации и согласованность между ГМ пищевыми продуктами и заболеваемостью подтверждаются несколькими исследованиями на животных… Многочисленные эксперименты на животных демонстрируют существенные иммунные нарушения, включая повышенное производство цитокинов [белковых молекул, участвующих в развитии иммунного ответа], ассоциируемые с астмой, аллергией и воспалительными процессами».
Американская академия экологической медицины.


 

В одном обзоре сделан вывод, что оценка аллергенности могла бы пригодиться при оценке ГМ пищевых продуктов, содержащих известный аллергенный белок, но исследование белков, обладающих неизвестными аллергенными свойствами, «более проблематично» и «прогностическая ценность такой оценки не установлена». В другом обзоре учёные соглашаются, что результаты стандартных тестов «не всегда доказательны», особенно в тех случаях, когда организм, из которого был извлечён ГМ ген, никогда ранее не употреблялся человеком в пищу либо когда он обладает неизвестной аллергенностью.

Существующая система оценки аллергенности ненадёжна, потому что она главным образом опирается на результаты исследований in vitro (лабораторных экспериментов, проводимых на неживых системах, таких как сыворотка крови и искусственный желудок). Однако, к сожалению, оптимальной замены пока не существует. Опыты in vivo (на живых организмах) полезны для определения питательных и токсикологических характеристик пищевых продуктов, но каких-либо надёжных методов тестирования на животных, позволяющих оценить аллергенность этих продуктов, до сих пор не создано.

Основная проблема заключается в различиях иммунных систем человека и животных, именно поэтому трудно предсказывать развитие аллергических реакций у человека на основании реакций животных. Самой достоверной оценкой аллергенности ГМ пищевого продукта могло бы стать его тестирование с участием большого числа (около 5 тысяч) добровольцев, проведённое до запуска продукта в серийное производство. Большое число участников помогает избежать ложно отрицательных результатов (при которых аллергенный эффект существует, но не учитывается из-за малого числа наблюдений) и гарантирует статистическую надёжность.

В отсутствие предрыночного тестирования на добровольцах в настоящее время единственным надёжным методом оценки аллергенности ГМО может быть мониторинг на этапе посткоммерциализации, при котором потребителей бы чётко оповестили о том, что они едят новый ГМО, и попросили сообщать о любых неблагоприятных последствиях в специально уполномоченные органы.

Нигде в мире подобный контроль на этапе посткоммерциализации не является обязательным. В таких странах, как США и Канада, где ГМ пищевые продукты не имеют специальной маркировки, вероятность того, что проявления аллергического характера будут связаны с тем или иным ГМО, чрезвычайно низка, если только ГМ продукт не станет при- чиной острых аллергических реакций у значительной части населения.

 

Материалы взяты из книги "Энциклопедия ГМО: мифы и правда"

В Латвии обнаружен ГМ-рапс, о котором никто не знал

В ходе тестирования посевного материала рапса в одной из партий были обнаружены примеси генетически модифицированных организмов (ГМО), сообщает la.lv.

(далее…)

Россельхознадзор с 17 июня приостановил поставки кормов из Канады

Россельхознадзор официальным письмом попросил Канаду приостановить экспорт кормов и кормовых добавок в Россию. Причина такого обращения — в поставляемых продуктах уже несколько раз выявляли незарегистрированные ГМО-компоненты. (далее…)

Более трети россиян опасаются наличия ГМО в продуктах питания

Безопасность продуктов 98% считают важным фактором при покупке. 68% не готовы экономить на продуктах питания, жертвуя их безопасностью. 36% россиян обеспокоены содежанием ГМО в составе продуктов питания.

(далее…)