|

Учёные, которые публикуют исследования, выявляющие вредное воздействие ГМ культур, подвергаются нападкам

Иногда, несмотря ни на что, независимым учёным удаётся проводить критические исследования ГМО. Но на этом их проблемы едва ли заканчиваются. На самом деле, они только начинаются. Поскольку производители ГМ семян и их сподвижники используют набор PR-стратегий, чтобы дискредитировать и заставить замолчать учёных, публикующих результаты критических исследований.

Известны случаи, когда поддерживающие отрасль ГМО учёные изводили редактора научного журнала, стараясь убедить его не публиковать определённое исследование. Если работа всё-таки попадает в печать, они отзываются о ней как о примере «плохой науки», указывая на любой недостаток или ограничение (которые есть у любого исследования) и заявляя, что они делают все полученные результаты несостоятельными. Стоит ли говорить, что к исследованиям, заявляющим о безопасности испытанного ГМО, они применяют такие же стандарты. Часто они предпринимают нападки персонально на исследователей.

Научные дискуссии не являются чем-то новым и должны приветствоваться, ведь именно так развивается наука. Один учёный публикует исследование, другой, полагая, что определённые аспекты могут быть усовершенствованы, дорабатывает его дизайн, избавляя изыскание от неопределённостей, результаты такого уточняющего изучения добавляются в базу данных в качестве основы для будущих исследователей. Однако попытки скрыть или дискредитировать исследования, обнаруживающие, что с ГМО что-то не так, — беспрецедентная тенденция, которая развивается вместе с массовым производством ГМ культур.

В отличие от традиционных научных прений, критика сторонников ГМО заключается не в дальнейшем изучении и не в публикации результатов, которые могли бы подтвердить или опровергнуть оцениваемую ими работу. Вместо этого критики стараются «перекричать» независимых исследователей с помощью сомнительных либо научно необоснованных заявлений. Иногда они приводят альтернативные объяснения для всех пагубных последствий, чтобы снять вину с ГМ культуры. Впрочем, их следует рассматривать как неподтверждённые гипотезы до тех пор, пока для проверки таких объяснений не будут проведены новые эксперименты.

Далее приводится лишь несколько примеров того, как учёные подвергались нападкам вследствие их критической оценки ГМО.

Gilles-Eric Séralini

В 2007 году профессор Gilles-Eric Séralini и его исследовательская группа опубликовали повторный анализ 90-дневного эксперимента на крысах компании Monsanto, который она провела в поддержку заявки на разрешение серийного производства и продажи ГМ кукурузы сорта MON863 с инсектицидными свойствами Bt-токсина. Разрешение на использование сорта MON863 для производства пищевых продуктов и кормов для животных на территории Евросоюза было получено в 2005 году. Ссылаясь на коммерческую тайну, Monsanto пыталась держать исходные данные эксперимента в секрете, но была вынуждена раскрыть их после того, как немецкий суд вынес соответствующее постановление16.

Проведённый группой Séralini повторный анализ исходных данных Monsanto выявил у крыс, которых кормили ГМ кукурузой, признаки токсического воздействия на печень и почки, а также различия в весе по сравнению с контрольной группой. Séralini и коллеги пришли к выводу, что принимать безопасность исследованной кукурузы как должное нельзя. Они предложили, чтобы продолжительность экспериментов с ГМО в регулирующих целях была увеличена свыше 90 дней, что обеспечило бы возможность изучения последствий таких первичных признаков токсического воздействия.

После публикации этой и других работ Séralini и его команды, демонстрирующих вредные эффекты ГМ культур и гербицида глифосат, используемого вместе с ГМ культурами Roundup Ready, против него была развёрнута агрессивная, порочащая репутацию кампания.

По мнению Séralini, инициаторами распространения дискредитирующей его информации и запугивания были исследователи Claude Allègre, Axel Kahn и Marc Fellous, возглавляющий Французскую ассоциацию растительных биотехнологий (Association française des biotechnologies végétales, AFBV). Учёный подал на Fellous в суд за клевету, утверждая, что кампания нанесла ущерб его репутации и сократила шансы на получение работы и финансирования для исследований.

Во время судебного разбирательства выяснилось, что Fellous, позиционировавший себя

«нейтральным», не имеющим личной заинтересованности учёным и обвинявший критиков ГМО в «идейности» и «воинственности», владел патентами на ГМО через расположенную в Израиле компанию. Эта фирма занимается продажей патентов корпорациям ГМО-отрасли, таким как Aventis. Адвокат, защищавший Séralini, показал, что остальные члены AFBV также были связаны с агропромышленными компаниями.

Суд принял решение в пользу Séralini. Судья присудил Fellous выплатить 4 тысячи евро в счёт судебных издержек и 1 евро в качестве компенсации (согласно запросу Séralini).

В сентябре 2012 года атаки на Séralini достигли небывалого уровня после того, как он с коллегами опубликовал результаты исследования, выявившего серьёзные повреждения органов у крыс, которые в течение двух лет получали в пищу ГМ кукурузу сорта NK603 компании Monsanto и очень незначительные дозы гербицида Roundup, с устойчивостью к которому она сконструирована. Исследователи также обнаружили чёткую тенденцию роста числа опухолей и преждевременных смертей.

Многие из тех, кто порочил имя Séralini, были связаны с отраслью ГМО или с организациями, имевшими корыстные интересы в одобрении ГМ технологий. В средствах массовой информации, цитировавших оппонентов Séralini, такие связи и личная заинтересованность освещения не получили.

При этом исследование подверглось критике и со стороны государственных учреждений, ранее высказывавшихся в пользу безопасности того или иного ГМ продукта, таких как EFSA. В 2003 году эта организация опубликовала заключение о безопасности ГМ кукурузы, что подтолкнуло уполномоченные органы Евросоюза разрешить её массовое производство.

Ранее EFSA также заявляло о том, что эксперимента продолжительностью 90 дней достаточно, чтобы определить даже хронические (долговременные) последствия токсического воздействия, и что даже такие краткосрочные опыты не всегда необходимы. И действительно, ведомство признало безопасность ГМ кукурузы лишь на основании такого вот 90-дневного исследования, проведённого Monsanto. Однако в эксперименте Séralini первые опухоли у животных были обнаружены только на четвёртом месяце, то есть спустя месяц после завершения опыта Monsanto продолжительностью 90 дней. Кроме того, серьёзные повреждения внутренних органов (в особенности печени, почек и гипофиза), связанные с потреблением ГМ кукурузы и гербицида Раундап, были обнаружены только в ходе второго года эксперимента.

Исследование Séralini наглядно продемонстрировало недостаточность 90-дневных опытов для выявления эффектов хронического воздействия. Таким образом, по словам члена Европейского парламента от Франции Corinne Lepage, для EFSA признание хоть малейшей обоснованности работы учёного было бы равносильно тому, чтобы «обрубить сук, на котором ведомство сидело годами».

Критическое заявление Французской академии наук в адрес исследования вызвало резкое возражение со стороны её именитого члена Paul Deheuvels. По его мнению, заявление было написано и спешно обнародовано маленькой группой сторонников ГМО внутри Академии без совещания с более широким кругом её членов. Как ни странно, даже к нему не обратились с этим заявлением, притом что критика исследования Séralini в основном затрагивала статистическую составляющую работы, а Deheuvels был единственным статистиком Академии, поэтому можно было ожидать, что с ним посоветуются.

Deheuvels считает, что заявление Академии было сродни самоуправному действию облечённого властью и что главные замечания к исследованию Séralini были «нелепы»  и представляли собой образец «поспешного суждения, без какого-либо серьёзного обоснования». Deheuvels изучил работу учёного и первичные данные о развитии опухолей и при- шёл к выводу, что с ГМ кукурузой и гербицидом Roundup явно была какая-то проблема.

«Этот случай демонстрирует то давление, которое используется для манипулирования Академией и превращения её в инструмент лоббирования. Теперь говорит не наука, а бумажник!», — заключил Deheuvels.

Доктор A. Wallace Hayes, главный редактор журнала Food and Chemical Toxicology, опубликовавшего исследование Séralini, в течение долгого времени был объектом кампании учёных — сторонников генетического модифицирования, которые требовали, чтобы он отозвал публикацию19. В ноябре 2013 года, спустя больше года с момента её публикации, он это сделал. Причины, которыми он объяснил своё решение, были научно необоснованными и не имели прецедента в научном издательском деле. Полный обзор исследования Séralini, научных и этических аспектов отзыва его публикации, а также его значение для здоровья людей можно найти в главе 3.

Manuela Malatesta

В 2002 и 2003 годах итальянский учёный Manuela Malatesta и соавторы опубликовали исследование, согласно которому у мышей, получавших в пищу ГМ сою компании Monsanto, наблюдались нарушения функций печени, поджелудочной железы и семенников. В клетках печени экспериментальных животных исследователи обнаружили аномальные структуры, свидетельствующие об изменениях обмена веществ и потенциальных трансформациях уровня генной экспрессии.

В документальном фильме «Мир с точки зрения Monsanto» (The World Accordingto Monsanto), снятом Marie-Monique Robin — французской журналисткой, ведущей независимые расследования, — есть интервью с Manuela Malatesta, в котором она рассказывает, как коллеги советовали ей не публиковать результаты исследования, но она их не послушала. Как следствие, она была вытеснена с должности в Университете Урбино, где проработала более десяти лет, и не смогла получить финансирование для продолжения исследований. С помощью одного из коллег ей удалось найти работу в другом университете. Размышляя о том совете не публиковать полученные результаты, Malatesta сказала: «Мои коллеги были правы. Я потеряла всё — свою лабораторию, свою исследовательскую команду. Мне пришлось начинать с нуля в другом университете».

Emma Rosi-Marshall

В 2007 году Emma Rosi-Marshall и соавторы опубликовали исследование, продемонстрировавшее, что материал ГМ кукурузы с Bt-токсином попал в водные объекты американского Среднего Запада и оказывает токсичное воздействие на питающихся им нецелевых насекомых. В ходе лабораторных опытов учёные скармливали инсектицидную кукурузу личинкам ручейника — насекомому, живущему рядом с водой. Личинки, питавшиеся компостом из инсектицидной кукурузы, развивались вполовину медленнее тех, что ели растительный перегной из генетически немодифицированной культуры. Уровень смертности среди ручейников с высокой концентрацией пыльцы инсектицидной кукурузы в рационе был более чем в два раза выше, чем у насекомых, употреблявших пыльцу без Bt-токсина.

Rosi-Marshall подверглась яростной критике со стороны сторонников ГМО, назвавших её работу «плохой наукой». Их претензии заключались в том, что опыты Rosi-Marshall не следовали протоколу, обычному для токсикологических исследований, проводимых в регулирующих целях, согласно которому используются известные дозы веществ. И это несмотря на то, что такие протоколы носят чрезвычайно ограниченный характер и всё чаще вызывают жёсткие нарекания со стороны независимых учёных из-за неспособности гарантированно обнаруживать риск (см. главу 2). Rosi-Marshall ответила, что в её опытах ручейникам дозволялось есть столько, сколько они хотели, как это происходило бы в дикой природе.

Претензии критиков также были основаны на том, что полученные в лаборатории результаты не давали точной информации о реальных полевых условиях. По мнению же RosiMarshall, только в лаборатории можно контролировать условия в достаточной для получения достоверных выводов мере.

Henry I. Miller из исследовательского центра в поддержку идей свободного рынка при Гуверовском институте написал в соавторстве статью-мнение, в которой назвал публикацию работы Emma Rosi-Marshall примером «антинаучных предрассудков» научных журналов. Он упрекнул исследователей в «нарушении профессиональной этики», а это серьёзное обвинение. Согласно Miller, главным преступлением учёных было то, что в своей работе они не упомянули о другом исследовании, согласно результатам которого пыльца Bt-кукурузы не влияет на рост или смертность ручейников-фильтраторов. Rosi-Marshall ответила, что она не ссылалась на эти данные, поскольку на тот момент они ещё не прошли рецензию и не были опубликованы, они получены на другом виде ручейников с иными механизмами питания, отличными от тех насекомых, которых изучала она.

Rosi-Marshall и её соавторы продолжают защищать полученные ими результаты. Они заявили: «Повторяющиеся и, по-видимому, срежиссированные голословные выпады группы сторонников генной инженерии против личных качеств оппонента, а не его доводов, мало что сделали для того, чтобы расширить наше понимание о потенциальном воздействии трансгенной кукурузы на окружающую среду».

Arpad Pusztai

В августе 1998 года после показа на британском телевидении информационной документальной телепередачи о безопасности ГМ пищевых продуктов дискуссия о генном модифицировании изменилась навсегда. Главным акцентом программы стало короткое, но откровенное интервью всемирно известного учёного доктора Arpad Pusztai о своём исследовании, организованном при финансовой поддержке правительства Великобритании, по изучению порядка проведения испытаний безопасности ГМ пищевых продуктов. Pusztai говорил об обнаруженном им пагубном воздействии ГМ картофеля на здоровье лабораторных крыс. У крыс, получавших в пищу ГМ картофель, наблюдался чрезмерный рост слизистой оболочки кишечника, схожий с предраковым состоянием, а также токсические эффекты во многих органах и системах.

Pusztai обнародовал результаты своих изысканий до их публикации, руководствуясь интересами общественности, и, в частности, потому, что исследование проводилось на деньги британских налогоплательщиков. Он дал телевизионное интервью при полной поддержке своего работодателя, Rowett Institute в Шотландии. По завершении интервью директор института, профессор Philip James поздравил его с тем, что тому удалось блестяще ответить на заданные вопросы.

Тем не менее уже через несколько дней правительство Великобритании, Королевское общество и Rowett Institute обрушились на доктора Pusztai с язвительной критикой, пытаясь заставить его замолчать, уволить, высмеять. Его отстранили от работы в институте, его исследовательский коллектив распустили, а полученные им данные конфисковали. Он был вынужден подписать договор о неразглашении информации, согласно которому ему запрещалось говорить о проведённых экспериментах под угрозой судебного преследования. Его телефонные звонки и электронная корреспонденция были переадресованы. Он стал объектом очерняющей и вводящей в заблуждение кампании научных учреждений и частных лиц, поддерживающих генную инженерию, которая имела цель дискредитировать исследователя и его работу.

Но чем же была вызвана такая перемена настроений в Rowett Institute? Позднее сообщалось, что были некие телефонные звонки из компании Monsanto президенту США Биллу Клинтону, от Клинтона — Тони Блэру, премьер-министру Великобритании, от Блэра — в Rowett Institute. Это подтверждает, что решение оклеветать и дискредитировать исследование Pusztai было основано на политических, а не научных соображениях и нацелено оно было на защиту отрасли ГМО.

Сторонники генетического модифицирования распространяли искажённую информацию о результатах исследования Pusztai. Они продолжают делать это и сегодня, и среди их заявлений можно встретить следующие:

  • экспериментальным животным вообще не скармливали ГМ картофель;
  • синтезировавшийся в ГМ картофеле белок оказался бы токсичным для крыс даже в своём естественном виде (на самом деле Pusztai выбрал этот белок именно потому, что он был токсичным для насекомых, но, по проверенным данным, не для млекопитающих);
  • в эксперименте отсутствовала надлежащая контрольная группа.

Эти заявления можно очень просто опровергнуты, если ознакомиться с исследованием. Также утверждалось, что ГМ картофель никогда не предназначался для потребления человеком — заявление, яростно оспаривавшееся доктором Pusztai. Впоследствии работа учёного прошла рецензирование у большей, чем обычно, группы экспертов (только один из шестерых был против её печати) и была опубликована в журнале The Lancet.

Особенно несостоятельными представляются критические замечания к дизайну исследования, так как он изучался и согласовывался Министерством по делам Шотландии, и вы-

играл грант в размере 1,6 миллиона фунтов стерлингов в конкурсе среди 28 других претендентов. По словам Pusztai, дизайн исследования был также одобрен Советом по научно-исследовательским работам в сфере биотехнологий и биологических наук (Biotechnology and Biological Sciences Research Council, BBSRC) — крупнейшей биотехнологической организацией Великобритании, финансируемой государством. Даже критики Pusztai не предполагали, что он не следовал утверждённому дизайну исследования. И если бы контрольная группа действительно не была определена должным образом в дизайне его исследования, Министерству по делам Шотландии и, вероятно, BBSRC пришлось бы ответить на ряд серьёзных вопросов.

Примечательно, что T. J. Higgins, один из критиков, утверждавших, что контрольная группа в эксперименте Pusztai не была определена должным образом, ранее являлся соавтором учёного и опубликовал вместе с ним работу о ГМ горохе с абсолютно таким же дизайном исследования. Отличие между этим исследованием и изучением ГМ картофеля заключалось в полученных результатах: исследование гороха показало, что ГМ культура была так же безопасна, как и генетически немодифицированная разновидность, тогда как исследование картофеля выявило, что эти ГМ овощи были небезопасны. Higgins не критиковал исследование, соавтором которого являлся; он также не стал исключать из публикации своё имя.

Во многих опубликованных в научной литературе «статьях-мнениях» утверждается, что исследование доктора Pusztai содержало изъяны, и что это — пример «плохой науки», а потому на него не стоит обращать внимания. Однако, по существу, эти материалы не предлагают никаких новых экспериментальных данных, что было бы единственно верным способом опровергнуть полученные Pusztai результаты. Делая обзоры других исследований, публикуемых в рецензируемой литературе, учёные продолжают ссылаться на эту работу как на достоверный источник.

Ignacio Chapela

В 2001 году биолог Ignacio Chapela и его коллега по исследовательской работе David Quist тестировали природные разновидности мексиканской кукурузы и обнаружили, что они были загрязнены ГМ генами. Полученные данные показались особенно тревожными, поскольку Мексика является биологическим центром происхождения кукурузы. Существующие там многочисленные разновидности хорошо приспособлены к различным условиям и местам произрастания, которые составляют генетическое хранилище, используемое селекционерами для создания новых сортов. В связи с обеспокоенностью за сохранение природных разновидностей этого растения выращивание ГМ кукурузы в Мексике было запрещено, а значит, ГМ гены были занесены при импорте кукурузы из США.

Chapela начал обращаться к разным государственным чиновникам, которым, как ему казалось, необходимо было знать об этом. По мере того как близилась публикация полученных им сведений в журнале Nature, события стали принимать зловещий оборот. Однажды Chapela усадили в такси и отвезли в пустующее здание в Мехико, где какой-то высокопоставленный чиновник угрожал учёному и его семье. У Chapela сложилось впечатление, что этот человек пытался помешать ему опубликовать результаты его исследования.

Chapela и Quist не стали отказываться от публикации. Тотчас Chapela и его исследование начали активно поливать грязью, при этом большая часть враждебных высказываний появлялась на про-ГМ веб-сайте Ag Bio World. Инициаторами этих выпадов были два человека по имени Mary Murphy и Andura Smetacek. По их мнению, Chapela был скорее агитатором, чем учёным. Smetacek предположила, что работа учёного являлась частью хорошо организованной кампании, проводимой в сговоре с «сеющими панику активистами», такими как Greenpeace, «Друзья Земли» (Friends of the Earth).

Журнал Science прокомментировал необоснованные упрёки, отметив «получившие широкое распространение анонимные электронные письма», в которых Chapela и Quist обвиняли в «личной заинтересованности и прочих проступках». Некоторых учёных встревожил личный характер таких выпадов. Один из них писал: «Попытки раскритиковать результат труда исследователя при помощи злонамеренной критики его профессиональной добросовестности — это не та тактика, к которой обычно прибегают учёные».

Сотрудник некоммерческой организации GM Watch Jonathan Matthews и журналист Andy Rowell провели независимое расследование, приведшее их к источнику едкой критики Murphy — адресу электронной почты, принадлежавшему компании Bivings Woodell. Эта компания входила в состав Bivings Group — фирмы, работающей в сфере связей с общественностью, офисы которой есть в Вашингтоне, Брюсселе, Чикаго и Токио. Компания Bivings — разработчик кампаний по «информационно-пропагандисткой рекламе в Интернете» для корпораций начиная с 1999 года помогала Monsanto в создании положительного образа в Интернете, когда в компании осознали, что виртуальное пространство играет значительную роль в проблемах в области связей с общественностью.

После того как попытки установить, кто же скрывается за именами Murphy и Smetacek, ни к чему не привели, журналист George Monbiot, освещающий проблемы окружающей среды, написал об этом статью под заголовком «Фальшивые средства убеждения: корпорации выдумывают людей для третирования своих оппонентов в Интернете».

Цель клеветнической кампании заключалась в запугивании редактора журнала Nature, где была опубликована работа, чтобы заставить его напечатать опровержение. В ответ редактор Philip Campbell сделал следующее заявление: «Имеющихся доказательств недостаточно для обоснования публикации первичного исследования». Зачастую эти слова ошибочно воспринимаются как опровержение, но это не так. Позднее Campbell подтвердил это:

«Исследование не получило официального опровержения со стороны Nature или его авторов». Статья остаётся доступным и цитируемым документом.

В стиле, который стал обычным для случаев сфабрикованных оскорблений, имеющих цель поставить под сомнение критикующие ГМО исследования, нападавшие на работу Chapela и Quist не предоставили никаких данных или результатов критической оценки, чтобы опровергнуть главные сведения о ГМ загрязнении протестированных учёными образцов.

Позднее данные Chapela и Quist были подтверждены другими исследователями, хотя, как и следовало ожидать, тестирование образцов, собранных в разных районах, дало разные результаты. Выборочное тестирование, проведённое мексиканским правительством в 2003 году, показало, что ГМ генами было загрязнено 0,96% образцов семян, взятых с фермерских полей, но в 2005 году другая группа исследователей, проверив новые образцы, сообщила, что никакого загрязнения не обнаружено.

Опубликованное в 2009 году исследование также выявило ГМ загрязнение, однако после заключительного анализа его авторы из компании, которая занимается тестированием ГМ материала, заключили, что отсутствуют достаточные доказательства загрязнения этих конкретных образцов.

В отдельном исследовании используемых мексиканскими фермерами семян кукурузы, опубликованном в 2009 году, загрязнение ГМ инсектицидными Bt-токсинами и устойчивыми к воздействию гербицидов белками было обнаружено в 3,1% и 1,8% образцов соответственно. Также, как и Chapela, авторы работы предположили, что источником загрязнения являются ГМ семена из США.

 

Материалы взяты из книги "Энциклопедия ГМО: мифы и правда"

Как будут проверять на безопасность ГМ-животных и микроорганизмы

1 марта 2021 года вступили в силу два приказа Минсельхоза России (№ 650 и 655), которые определяют методики молекулярно-генетического исследования ГМ-животных и ГМ-микроорганизмов сельскохозяйственного назначения, произведенных в стране.

(далее…)

Круглый стол «Нарушение законодательства о высевании ГМО в России: угрозы и решения»

25 февраля 2021 года в Общественной палате РФ прошел круглый стол «Нарушение законодательства о высевании ГМО в России: угрозы и решения».

(далее…)

В закон о семеноводстве включили меры по противодействию ввозу в Россию ГМО-семян

В документе также впервые предусмотрели утверждение правительством перечня родов и видов сельскохозяйственных растений, производство и выращивание которых направлено на продовольственную безопасность.  (далее…)